История Олега

    Здравствуйте, друзья! Меня зовут Олег, я алкоголик. Мне 54 года. В АА я пришёл в 51 год 29 августа 2015 года. Родился я в полноценной семье. Отец мой работал водителем, мама – оператором газовой котельной. В семье я был единственным ребёнком. Отец и мама, естественно, любили меня. Я их тоже любил. Любые события в моей семье сопровождались употреблением алкоголя. К моим 16-17 годам мои родители стали уже сильно зависимы от алкоголя. Часто происходили между ними ссоры, драки. Я помню, как отец, мучаясь вставал, шёл на работу, взяв с собой мускатный орех и растительное масло, чтобы продышать в алкотестер для допуска в рейс. Мама поменяла уже много работ. Она уже просто спала по несколько дней подряд никуда не выходя. Вскоре мой отец совершил аварию в пьяном состоянии, его осудили и отправили на 2 года в колонию «поселение». За бутылочкой водки я стал заменять маме отца. Мы распивали, задушевно беседуя. Но с мамой мне было не интересно, и я бежал на улицу. Незаметно я стал успешным «бакланом» (хулиганом, драчуном). Не дождавшись отца с колонии, я отправился в колонию общего режима. Меня посадили за хулиганство. Там я принял полное отрицание закона. Драки, штрафные изоляторы, помещения камерного типа в колонии общего режима в городе Мантурово (1972 год), эпидемии, дистрофия, смертность… Я имел 11штрафных изоляторов. Самый маленький срок – 15 суток, самый большой – 45 суток. Кормёжка через день (день лётный, день пролётный). Спали «валетом» на одной наре в робе, чтобы согреться. В «шизо» со льдом на потолке. Далее 6 месяцев – помещения камерного типа (ПКТ) с рабочей камерой. Кормили каждый день баландой (тюремный суп). Всё это не смогло сломать мою волю и жажду к выпивке. После ПКТ я вернуться в те же условия. Когда я вышел в зону, выезжая на рабочий объект, я договорился с вольнонаёмными, чтобы мне принесли две бутылки водки. Я залпом выпил одну, открыл вторую, но допить не успел, потерял сознание и очнулся снова в «шизо». Со мной в «шизо» сидел сокамерник. Он рассказал мне, как я чуть не захлебнулся собственной рвотой, как я чуть было не умер. Пошарив по карманам, я обнаружил в них целую пачку сигарет и коробок спичек! В «шизо» курить запрещено, но у нас целая пачка! 

Освободился я под надзор, как опасный рецидивист. После 19 часов я не имел права выходить из дома и два раза в месяц должен был отмечаться в милиции. Выйдя на свободу первой моей мечтой была доступная выпивка, в последствии – «бокс» на улице. 

Мама с отцом в то время уже не жили вместе. Позже мама без вести пропала где-то в Астраханской области, а отца убили в пьяном угаре. 

На свободе я пробыл меньше месяца. Став особо опасным рецидивистом, я провёл в местах лишения свободы более 25 лет. Там я продолжал пить и отрицал закон. На моём счету 8 судимостей и один побег из тюрьмы. Каждая судимость имеет пьяную историю.  

Хочу поделиться своей историей. 

 Я должен всегда быть победителем. Я не мог допустить мысль о поражении. Алкоголь давал мне силы для этого и безумие вершить. Хлеб был на втором месте. Однажды у магазина, где продавали спиртные напитки, у меня возникла ссора с тремя людьми. Я вступил с ними в неравный бой и проиграл. Пена обид летела с меня. Я побежал за ножом. Вернувшись, я напал на них с ножом. Обидчики защищались голыми руками. Кричали люди, лилась кровь. Одному я уже нанёс удар, разрезал вены на руке. Думал убить их всех по одному. Второму с ходу воткнул нож в «булку» задницы, он рванул, и нож сломался. Мне пришлось бежать.  

Мне всегда хотелось убить кого-то, много раз я хотел этого – убить. Но я не убил никого. Я спрашивал себя: «Почему? Почему я никого не убил?» Сегодня я знаю ответ. Но тогда о таких вещах мне и мысль не могла прийти! 

Я получил тогда срок 6 лет особого режима. Ещё раз я был признан особо опасным для общества гражданином. 

В Соликамскую тюрьму «Белый лебедь» свозили уголовников, как говорили на уголовном сленге, «на ломки». Там мне было реально страшно! Я выполнял все требования администрации, и об этом просили воры в законе. Воров в законе там ломали, брали подписки об отречении от идей. Там было очень жутко! Работал в этой тюрьме один опер по кличке Канарис. Он замораживал людей зимой в прогулочных двориках. «Мне труднее списать табуретку, чем кого-то из вас!» — так он выражался. Вырвался из этого гиблого места, пройдя по этапу в колонию особого режима закрытого типа для тяжелостатейников в посёлке Красный берег. После года отбывания в помещении строгих условий (ПСУ), я вышел в рабочую зону, нажрался водки и коньяку и бегал с топором за справедливостью. Мне повезло, меня не отправили снова в «Белый лебедь» в одиночку на ломки, а определили по месту в «шизо». И опять я мог убить тогда кого-то, но не убил! Некто уберёг меня от этого!  

В 1997 году ввиду смены «Уголовного кодекса». С меня была снята статья 24 «особо опасный рецидивист», и я был отправлен по этапу на «Белый лебедь» на пересылку для дальнейшего отправления на отбытие наказания по месту жительства. Там я пробыл около года. Огромным счастьем для меня было взять в Столыпинском вагоне бутылку водки. Весь ужас был позади. Бутылки, конечно, было мало, но взять ещё было не на что. Я ехал с мечтой прибыть в свой лагерь, «нажраться» и будь, что будет… Ничто меня не пугало так, чтоб я отказался от выпивки. Всегда была мечта о свободе, потому что на свободе выпивка была доступна. Мечта была долгой, а счастье коротким. Я отсидел после этого семь лет. Потом ещё три года. В тюрьму боялся только потому, что сроки были долгими, а я не мог долго обходиться без алкоголя. В тюрьме поиски выпивки были очень сложными. На свободе я стал учиться пить контролированно, чтобы снова не сесть в тюрьму. Практически это получалось плохо. Порой я проскакивал через такие неописуемые ситуации, что словами и не расскажешь. Каждый день проходил «на острие копья». По-другому не скажешь. Но мысль, чтобы бросить пить даже не приходила мне в голову! Весь смысл моей жизни был заполнен алкоголем! Я не представлял себе жизни без него!  

Бог послал мне женщину, которая полюбила меня и просто терпела такого. Она рассказала мне об АА. К тому времени алкоголь разбил меня в пух и прах. Таким я и пришёл в АА. Я был готов принять то, что АА мне предложили, хотя многое было непонятно. Придя в АА, я увидел множество разных людей. Моя безумная голова оценивала каждого. Ко мне отнеслись достаточно уважительно, мне было интересно с ними. Я захотел узнать, что же это – АА? Эти люди рекомендовали мне работать с наставником по Большой Книге. Так они называли книгу «Анонимные Алкоголики». Сказали, что я сам могу выбрать себе наставника. Я стал интересоваться, кто эти люди в социальной жизни? Однажды ко мне подошёл человек – мой будущий наставник. Мы поговорили. Я стал спрашивать о нём. Оказалось, что он бизнесмен. Ещё о нём говорили, как о человеке программном. Общение с ним мне понравилось. Но в моей башке были какие-то качели, я не знал, что мне нужно, а что нет. Я слушал на собраниях, что говорили, и проникался всё большим уважением и доверием к этим людям. Больше стал общаться с ними. Среди них оказались и бывшие менты. Менты вызывали во мне отвращение, потому что прессовали, допрашивали. Я всегда считал, что хороший мент – это мёртвый мент. К этим же, которых я встретил в АА, отвращения не было. Было уважение. То, что они о себе рассказывали, отзывалось во мне поразительным сходством со мной! Все мои старые представления, формировавшиеся годами, ушли. Я поклонился тому, над чем глумился. 

Конечно, в моём выздоровлении не всё так гладко пошло. Я работал с наставником, но не всё до конца понимал, более того, не всё осознавал достаточно важным. Некоторые вещи мне казались очень даже глупыми, некоторые – вовсе ненужными. Я часто ошибался. Наставник поддерживал меня. Он говорил, что каждый человек имеет право на ошибки.  

С наставником я прошёл 12 Шагов Программы АА. Брал служения на группе. Мне казалось, что со мной всё в порядке, ничто не угрожало моей трезвости. Однако, в год и три месяца моей трезвой жизни случился срыв. Четыре дня я пил, как безумный. Немного придя в себя, почувствовал себя несостоятельным, никому не нужным человеком. Но оказалось, что я нужен. Нужен жене. Нужен наставнику. Нужен моим друзьям в АА. 

Тот Четвёртый Шаг, который я так не хотел делать! И понимать не хотел, зачем он так нужен! Теперь я знаю, что результатом невыполнения Четвёртого Шага бывает срыв! 

Мой наставник такой же алкоголик, как и я. Ему были понятны все мои чувства, которые я испытывал, и о которых ему говорил. Он показал мне в Книге, что происходит с алкоголиками, которые не признают свои недостатки, не исправляют свои изъяны, которые не дают жить такому алкоголику, как я. Наставник донёс до меня, чтобы любить себя и ценить, нужно быть честным перед собой, перед Богом и, хотя бы перед одним человеком. Мы начали заново.  Проработали Шаги. Затем прошли Традиции. АА стало образом моей жизни. Сегодня. Я надеюсь, что Бог дарует мне завтра. Мы говорим в АА, что самый серый день в теперешней, новой жизни, мы не променяем на самый яркий день в той, прошлой пьяной жизни. Сегодня мне особо не нужно загоняться, что со мной будет завтра. На всё Божья Воля! Я – алкоголик. У меня есть вопросы, и я иду на группу. Там есть ответы, есть решение. 

Алкоголь был всем для меня. Сегодня я обрёл счастье без алкоголя. Место алкоголя в моей жизни заменила Высшая Сила, которую сегодня я называю Бог. Многие люди считали меня уже кончелыгой, думали, что я давно уже умер. Они были очень удивлены, что я жив и стал другой. А я просто открыл дверь своего сердца Богу. Оказывается, Он давно стучал в неё, практически на протяжении всей моей жизни. Это Он сохранил мне жизнь. 

Добро пожаловать в АА! Дверь открыта в удивительный мир путешествия в новую жизнь! Это не реклама. Это моё пожелание. 

С любовью))) 

Олег. Трезвый с 19.12.2016г. 

Группа АА Домашний Очаг (г. Кострома) 

История Ирины

Здравствуйте! Меня зовут Ира. Я – алкоголичка. Я – дочь алкоголиков.

Вспоминаю детство… До восьми с половиной лет меня всегда окружали пьющие люди – мать, отец, бабушка, соседи. Мне они очень не нравились своим видом и поведением. Я твёрдо тогда знала, что никогда не буду похожа на них!

Мать умерла, когда мне было восемь с половиной лет. После её похорон меня забрала её сестра. Забрала в семью. У маминой сестры было своих четверо детей. Я стала пятым ребёнком. В их доме не было проблем, связанных с алкоголем. Проще сказать – не было алкоголя вообще. По крайней мере, я не видела алкоголя в этом доме.

Было ли мне жаль свою мать? Нет. Я освободилась из этого кошмара, в котором росла. Я желала смерти своей матери за то, что моя жизнь была кошмаром. В отчаянии я кричала ей в лицо: «Лучше бы ты сдохла!!!» Встречая нетрезвых людей, я глядела на них с огромным презрением, осуждала их.

Алкоголь пришёл в мою жизнь не сразу. В начале выпивки были редкие – по праздникам или юбилеям. В эти моменты приходили чувства раскрепощённости, уверенности в себе. Я становилась смелая, всегда была душой компании.

Быстро алкоголь завладел мной. Вскоре я стала выпивать и в будние дни. Я была замужем, у нас подрастали двое детишек – сын и дочка.

Сама не заметила, как алкоголь занял главное место в моей жизни! Всё остальное ушло на задний план. На работу зачастую приходила с похмелья, а то и в подпитии. В течение рабочего дня напивалась. Работала в сфере медицинского обслуживания населения. Сослуживцы как могли, прикрывали меня перед начальством.

Научившись опохмеляться, стала пить практически постоянно.

Однажды меня вызвали на «ковёр». Разговор состоялся серьёзный. Меня ценили, как сотрудника, поэтому меня не уволили. Поставили условие — закодироваться. Я закодировалась. Продержалась недолго. Без алкоголя было невыносимо, я напилась. Под угрозой увольнения мне пришлось снова закодироваться. Потом я месяц ходила к наркологу на консультации, боялась запить. Вернее, запить я не боялась, я боялась, что меня уволят, когда я запью. Выпить хотелось постоянно. Я говорила об этом наркологу. Мне назначили по схеме тетурам. В результате я всё равно запила. Безуспешными были мои последующие попытки удержаться с помощью заговоров у бабушки – знахарки. С работы меня уволили. С тех пор алкоголь стал моим властелином! Мне уже совсем не хотелось начинать какую бы то ни было новую жизнь. Алкоголь стал моим Богом, всем, что наполняло её. Нет, я не представляла себе жизнь без него! Я шла на всё, чтобы добыть для себя очередную порцию. Слёзы детей, их уговоры, просьбы меня не останавливали. Муж сказал, что разведётся со мной. Тогда я решила уйти сама. Оставила детей на попечение моей старой и больной свекрови и ушла. Ушла в объятья алкоголя.

Однажды в поисках очередной порцайки алкоголя, я выпала со второго этажа, сломала шейку бедра и попала в больницу. Пить умудрялась и в стенах больницы, несмотря на две перенесённые операции. В результате травмы получила инвалидность. Оттуда меня прямёхонько перевели в психиатрическую больницу в наркологическое отделение.

Потом я стала там частым пациентом. Там я более или менее приходила в себя от уличного кошмара. Там ко мне возвращались силы, прояснялся разум… Но после выписки снова возвращалась жизнь, где царил полный хаос: вино, невыносимая душевная боль, от которой хотелось выть, пустота и стыд. Жизнь, где я осталась одна, не нужная, как я считала, никому. Родственники от меня отвернулись, детей и мужа я бросила ради алкоголя. Планов на дальнейшую жизнь я не строила. Мечтала только побыстрее сдохнуть. Сдохнуть!

Только вот всё чаще стали мне резать слух слова одной моей хорошей знакомой. Она твердила мне часто: «Ирка, твоей беде поможет только Бог!» Но, размышляя, я никак не могла увязать для себя понятие «Бог» и моё распутство. Эти понятия были для меня несопоставимы! И я решила забыть, не воспринимать её слова всерьёз. Но она не отступалась от меня, помогала, таскалась со мной по больницам.

В мой последний заезд в наркологическое отделение врач, к которому она пришла за направлением для меня, в сердцах бросил: «Да пусть она уже замёрзнет где-нибудь скорее! Ей уже невозможно помочь!» Она ответила спокойно так врачу: «У Бога свои планы. Для Него нет невозможного.»

Да, Бог всё слышит! Именно тогда начали происходить чудеса. Я начала ходить в реабилитационный цент «Пенаты» при больнице. Там познакомилась с анонимными алкоголиками. Они приезжали в «Пенаты», рассказывали о коварстве болезни, моей болезни, которая называется алкоголизм. Они рассказывали о том, что жить без алкоголя возможно. Они рассказывали, как они это делают.

Конечно, не сразу я им поверила, но продолжала приходить и слушать. Постепенно стало приходить осознание моего бессилия, что я действительно очень больна. Потом пришло принятие себя, как алкоголика. Я поняла, что мои мать, отец и другие люди пили, потому, что они тоже, как и я, были очень больны, только они не знали, что с этой болезнью можно жить трезвой жизнью.

Слава Богу, сегодня я очень счастливый человек! Я живу. Я трезвая. Мои дети любят меня.

Мои Анонимные Алкоголики стали главным в моей жизни. Каждый день я приобретаю жизненно важный для меня духовный опыт. У меня есть спонсор. Я спонсирую. И каждый день учусь жить, руководствуясь новыми принципами Программы АА.

Я благодарю Бога за каждый миг моей новой жизни, жизни с Богом. Невозможно передать словами, как АА перевернули мою жизнь! Эта благодарность в душе и в сердце. И этот рай хочется сохранить, пока жизнь продолжается и поделиться с другими. Благодарю основателей АА за чудодейственность Программы, выведшей меня из ада.

Ирина Б.

Трезвая с 24\01\2013г.

Группа АА «Домашний Очаг» (г. Кострома)