История Игоря

  Меня зовут Игорь, я – алкоголик! Много десятков лет я пытался справиться с алкоголем, но всё тщетно, скатившись до самого дна нечеловеческой жизни. Извините, забежал немного вперёд. Расскажу всё по порядку:

 С детства я заикался, и поэтому комплексовал и в школе, и на улице, особенно перед девочками. Помню в возрасте лет 13-ти, идя на танцы, мы с друзьями взяли бутылочку вина и кто-то предложил мне: «Игорь, выпей стаканчик, и все твои комплексы уйдут». И, действительно, после выпитого вина я стал совсем другим человеком – раскрепощённным, общительным. Даже моё заиканье куда-то исчезло, как по волшебству. Мне это очень понравилось, я подумал: «Вот оно – лекарство!» И я тайком начал потихонечку употреблять в каждый праздник, на танцах и, вообще после выпитого мной вина я становился просто рубаха – парень! Постепенно дозы увеличивались. В 14 лет мы уже спокойно могли пить пиво в кафе или ресторане, ездили в Москву в разные парки.

 Да, родился я в Московской области, в 2-х часах езды на электричке от Москвы. В 8 классе после школы мы разгружали вагоны у нас в ДЕПО и скидывались, чтоб у нас в выходные были деньги на пиво, вино и чтоб погулять в Москве или на дискотеке. С детства у меня была мечта – стать офицером – десантником. Но я тогда ещё не знал, что моя мечта уже дала трещину – в 8 классе я почти уже не учился. Часто приносил спиртное в школу. Состоял на учёте в детской комнате милиции. Моя матушка была депутатом нашего района, и поэтому мне всё-таки дали возможность закончить 8 классов школы. И вот оно – моё долгожданное лето. Московские девочки на дачах, спиртное, развлечения. Средства на спиртное и развлечения у нас были каждый день, мы просто грабили железнодорожные вагоны – на объездной «железке» перемыкали семафор, и красный сигнал для остановки состава давал нам «зелёный свет». Где-то в течение получаса наших приключений, у нас появлялось, что продать и выручить деньги на развлечения. Нас пытались ловить менты, но мы считали, что они – лохи, а мы – крутые ребята! После разгорячительной дозы спиртного, мы умудрялись прыгать по вагонам на ходу поезда. Запрыгивая, мы сразу старались найти нужный товар, вскрывая, выкидывали этот товар на ходу. Это был адреналин! Эти погони за нами и то, как мы уходили от погони. Всё, как в остросюжетных фильмах! У нас были «бабки», девочки и развлечения.

 И вот в 1979 году моя мечта, как мне казалось, начала сбываться! Моя мама определила меня в кадетское училище на базе Рязанского ВДВ, так что после трёхлетнего обучения и окончания его, я могу поступать в Высшее военное Рязанское училище ВДВ и стать офицером – десантником без всяких конкурсов! Кадетское от нас было недалеко – час на электричке и несколько минут на автобусе. Так что, при всякой возможности, я мог бывать на отдыхе дома. Ныряя в развлечения с девочками и, конечно же, со спиртным! Без него было никак – скучно, пресно, а с ним – наоборот – мир наполнялся красками разных цветов!

 Когда я начал учиться последний год, моя мечта быть офицером стала уходить из- под моих ног – у меня становилось всё больше взысканий и нарядов, больше обид на старшину, у меня стало всё меньше увольнительных, чтобы развлечься с пивком и вообще. Я стал уходить в самоволки и проносить с собой спиртное. Тогда я впервые попробовал одеколон. Мне понравилось – и кайф есть, и запаха алкоголя изо рта нет. Но дела мои становились всё хуже. Всё чаще заходили разговоры о моём отчислении из «кадетки». Я дал себе слово, что пить больше не буду. Кто-то мне посоветовал написать заявление о приёме на службу в Афганистан. Почти перед самым окончанием, я ушёл в самоволку, напился и разодрался с прапором. Отсидел на «губе». После этого меня не допустили к отправке в военный лагерь, который мог бы дать мне «зелёный свет» к поступлению в Высшее военное училище ВДВ и возможность стать офицером. Мне дали аттестат моториста установок, и моя мечта лопнула, как мыльный пузырь.

 Осенью спец.этапом я был призван в армию в спец.батальон «Чёрная роза» для прохождения службы в Афганистане.

 Честно отслужив почти два с половиной года, имея три осколочных ранения и контузию, с наградами на груди, в конце декабря 1984 года я вернулся домой. Тот ад, через который я прошёл в горах Афганистана. Я пытался забыть, заливая в себя спиртное. Спиртное затягивало, я не мог пить умеренно, не мог остановиться, сидя за рюмкой водки, я пил, не помня себя. Мне было всё мало и мало. Пытаясь утром вспомнить, что же было вчера, я решил научиться пить умереннее.

 Вскоре я повстречал прекрасную девушку, и мы полюбили друг друга. Любовь была чистая, прекрасная и какая-то неземная. Моя душа начала оттаивать. Мне показалось, что я начал контролировать своё употребление спиртного. В 1986 году у меня уже была своя квартира, хорошо оплачиваемая работа, любимая жена, у нас родилась красавица – дочка. Я любил их больше жизни! И я думал: «Вот оно – счастье! – очаг любви». Странные мысли о рюмке водки кружили мою голову. Я припрятывал по дому в разных местах водку, шкалики с коньяком. Я напивался. Слёзы и уговоры жены, мои клятвы и обещания на некоторое время удерживали меня от выпивки, но воздерживаться мне удавалось ненадолго. Алкоголь довлел надо мной, мои попытки не пить были тщетны. Мы с женой развелись.

 Я переехал в другой район Москвы, поменял работу. Я думал, что если я уеду от друзей, то смогу бросить пить. Этот план я предпринял в надежде, что я действительно брошу пить, и мои жена и дочь вернуться ко мне, и у нас снова всё будет хорошо. Но, увы, я выпивал. Я пропивал всё, что зарабатывал, и жизнь моя катилась под откос. Так я и жил в течение нескольких лет – работал и пил. Пытаясь научиться не напиваться, я менял водку на коктейли, потом на сухое вино, но не замечал. Как снова возвращался к водке и одеколону. Пил клей БФ и вообще всё, что горит.

 Но вот судьба подарила мне чистую и нежную девушку! Мы расписались. Снова жизнь стала прекрасна, разгорелся очаг. Я собрал в кулак всю свою волю, здравомыслие, которое только было, бросил всех друзей по рюмке. Мы уехали к ней на Родину в Среднюю Азию за несколько тысяч километров подальше от прошлого. Квартиру я обменял на квартиру в Ташкенте, устроился работать на Центральную обувную Сабиросхимовскую фабрику. Дела пошли в гору. В 1990 году у нас родился сын. Моя родила мне наследника! О чём ещё можно мечтать?! Я не пил, «крутился» — начинал «своё дело», бывал по делам в Москве. В Москву мне и пришла счастливая весточка о рождении сыночка. Я отложил все дела, и на крыльях любви полетел в Ташкент, чтоб забрать из роддома своё сокровище. Небольшое застолье не смутило меня, я выпил немного свойского виноградного вина. Это вино и сыграло со мной злую шутку. Я начал пить его, как сок. Да оно и пилось, как сок, и на вкус было, как сок. Я думал: «Это не водка, да и не пиво, а сухое Чимкентское вино, тем более, свойское, да и в жару… Ничего от пары кружек не будет». Позже я понял, что это была иллюзия. Повторилось всё, как было с первой семьёй. Я думал: «Неужели это опять со мной происходит? Неужели я променял семью на рюмку водки?» Я вспоминал ребят из Афгана, вытаскивал награды, вспоминал те дни и плакал: «неужели я такой никчёмный человечишко? Я – видевший войну, кровь, гибель своих братьев по оружию, я – который радовался с ними, выходя из окружения, видел их радостные слёзы, в очередной раз возвращаясь в родную роту из медсанбата или госпиталя и не могу справиться с грёбаной рюмкой водки? Да не бывать этому!»

 Поговорив в очередной раз с женой, я пообещал ей предпринять меры. Я обратился к доктору, договорился о кодировании «торпедо» — инъекции внутривенно сроком на 5 лет. Я подписал все нужные бумаги. Выполнил всё предписания, меня закодировали. Жизнь наладилась, дела пошли в гору, вернулась любовь, снова появились деньги. Все были рады, кроме меня. Я стал замкнутым, угрюмым, раздражался по каждому пустяку. Прошёл год, и я сорвался. Думал: «Если сдохну, то пусть, значит, тому быть.» Обошлось. Я начал бухать, просто бухать. Потерял всё: жену, сына, работу, жильё. Своё, хоть и маленькое, но «дело». Я снял деньги с книжки, оставил квартиру, машину, сел в поезд «Ташкент – Москва» и поехал домой к матери. Пил три дня в плацкартном вагоне, пока ехал и поил ещё полвагона. Даже не помню, как приехал к маме.

 Осознав, что снова качусь в яму, я начал зубами цепляться за жизнь. В 1994 году я опять начал жить заново – начал строить дом, хотел любить и быть любимым. Построил дом, мечтал о прекрасном и светлом будущем. Шли девяностые. Водочка опять помогала мне катиться вниз. В 1997 году я получил первый срок. В 1999 освободился. Я сказал себе: «Всё, хватит!». Но в 2000 меня снова лишили свободы по пьяному делу. В 2003 году освободился, зарёкся в церкви перед Господом, просил Его помочь мне избавиться от моего пристрастия. Я понимал, что когда я выпью, становлюсь абсолютно другим человеком и мне ничего не стрёмно, даже сам дьявол, с похмелья, ради вина, я пойду напролом, пойду на всё. Я продавал вещи с себя, тащил из дома и пропивал, воровал, отнимал в наглую. Я не понимал, что со мной творилось, когда я выпью, как будто кто-то другой дёргает за верёвочки, а я – просто марионетка в его руках.

 Два с половиной месяца после очередной отсидки я жил с мамой, я не пил вообще. Халтуры было полно, и мама радовалась. Я видел её сияющие полные радости глаза, ловил на себе её любящий взгляд, душа моя плакала и просила прощения за то, каким эгоистом я был по отношению к моей святой матушке, бичевал себя много раз за то, что я вытворял пьяный. Через два с половиной месяца Небеса забрали мою маму. Стоя на коленях около её гроба я клялся и божился, что в рот не возьму ни капли спиртного. Я сам искренне верил в это!

 4 января 2004 года я наглухо сорвался и ушёл из дома. Весной 2004 по пьяному делу я совершил грабёж имущества в крупном государственном учреждении с применением насилия. Мне светил срок — «мама, не горюй» и судили меня в особом порядке.

 Отсидев свой срок в Мордовии, в конце 2007 года я освободился. У меня не было жилья, только прописка в паспорте. Началась моя никчёмная жизнь. Родне я был не нужен. Устраивался работать по стройкам, там и жил. Выгоняли за пьянку. Работал в церкви, пытаясь начать жить с начала, но как только попадало вино, снова падал в яму. Но всё равно где-то в глубине моей души жила надежда, что настанет день, он будет светел и прекрасен, но понимание, что у меня нет сил справиться с собой убивало эту надежду.

 Мечтая когда-то стать офицером, я докатился до того, что стал настоящим БОМЖом. Я жил на улицах, питался на помойках, допивал там спиртное, оставшееся на донышках бутылок и банок. Я ненавидел весь этот мир, созерцая проходящие мимо меня счастливые пары с колясками. Но больше всего я ненавидел себя, вспоминал себя прежнего, обнимая бутылку с пойлом и плакал. Одиночество царило в душе. Награды давно были пропиты. Я ходил по вагонам электричек, прося подаяния и рассказывая о себе, об Афгане, о зонах, где сидел и о своей никчёмной жизни с протянутой рукой, чтоб купить выпивку.

 В 2013 году, когда я был пьян, как всегда и замерзал, ожидая электричку, ко мне подошли ребята из реабилитационного центра. Они сказали мне, что помогают бездомным пьяницам избавиться от пристрастия к спиртному. Они сказали, что помогут и мне, если я поеду с ними. Я был очень рад! Я так долго ждал, так долго искал выход из этого тёмного тоннеля алкогольной зависимости! Это был свет! Свет в тёмном тоннеле!

 Меня привезли в Кострому. Обогрели, одели, дали надежду. Сказали: «Не пей, не кури. Вот тебе работа. Работай. Напьёшься или закуришь – сразу выгоним.» А куда деваться в чужом городе? До осени я находился у них. Восстановил паспорт. Поближе узнал Кострому. Город мне понравился.

Я ушёл из реабилитационного центра. Нашёл халтуру, там и жил, начал делать ремонт. Создавая условия покомфортней. Был июль, жарко. Тут в голову мысль пришла: «Ведь я не пью уже почти год! Жарко. Может, пивка холодненького? После такого долгого воздержания от спиртного ведь ничего не будет такого страшного…» Ну, и взял… одну, потом ещё одну, потом ещё… Опомниться не успел, как был уж пьян. С халтуры меня выгнали. Моя выпивка вылилась в запой. Стоило найти пару пузырьков боярышника, потом деньги на продолжение пьянки как-то сами находились.

 После праздника ВДВ очнулся я в Берендеевых лесах. Опохмелился. И тут земля разверзлась под ногами… Я глянул вниз и увидел адское пламя и омуты, чувствую, как кто-то сзади подталкивает меня, только ногу осталось занести над пропастью, а справа от меня – узкая тропинка, и я побежал по ней, что было сил прочь от этого адского места, ног не чуя под собой бежал. Очнулся в больнице. Врач и медсестра успокаивали меня, а я всё твердил: «Я жить хочу! Я просто хочу жить! Помогите!» Приехала «скорая», меня увезли в Никольское в психиатрическую больницу. Меня очистили от алкоголя, освободили мой разум от кошмаров. Врач сказал мне: «Я сделал для тебя всё, что мог. Но от алкоголизма вылечить тебя я не могу.» На мой вопрос: «Что же мне теперь делать? Как жить дальше?» — врач ответил, что при больнице есть реабилитационный центр и туда приходят анонимные алкоголики. Он сказал, что они живут и не пьют. Мне не верилось его словам, но врач предложил пойти в «Пенаты» — так назывался реабилитационный центр. Мне терять было нечего, стало даже уже всё равно. Я пошёл. И вот однажды приехали люди, которые называли себя анонимными алкоголиками. Они рассказали, какими они были, когда пили, про свою жизнь. Рассказали о Программе 12 Шагов Анонимных Алкоголиков, о том, как их жизнь изменилась, благодаря этой Программе. Они сказали, что о Программе написано в Большой Книге, и что Программу нужно делать с наставником, тогда можно избавиться от тяги к спиртному и жить не просто трезвым, но свободным, радостным и счастливым вообще без любого алкоголя. Тем же вечером один из этих мужчин подошёл ко мне. Я спросил у него: «Кто такой этот наставник?» Он объяснил и добавил, что если я согласен, то он станет моим наставником и проведёт меня по 12 Шагам, которые изложены в Большой Книге и поделится своим опытом. Он рассказал мне коротко о природе алкоголизма, о том, что это прогрессирующая смертельная болезнь. И я стал понимать, почему у меня, сколько бы раз я ни пытался, не получалось совладать с нею, стало понятно, что есть некая Высшая Сила, которая способна помочь мне, если я готов. Я был готов и ответил, что мне всё рано, кто меня поведёт по Шагам, чтоб я жил радостно и счастливо, я сказал, что просто ХОЧУ ЖИТЬ.

 Он стал моим наставником. Он донёс до моей души, до моего сердца весть о том, что для меня на этой Земле есть другая жизнь – радостная и прекрасная. Мы ночами просиживали за Большой Книгой. Я полностью осознал, что бессилен перед первой рюмкой, что одной рюмки мне будет много, а тридцати – уже мало. Я признал, что не управляю своей жизнью, но моя Высшая Сила – Бог, как я понимаю Его, любит меня такого, какой я есть. Мы препоручили мою жизнь Его заботе. Так в моей жизни начали твориться чудеса.

 В начале своей трезвости я пришёл в церковь. По моим щекам потекли слёзы – слёзы прощения, потом это были слёзы радости, и я вдруг почувствовал покой и радость, которые переполняли мою душу. Я пришёл к своему наставнику, мы с ним опустились на колени и произнесли молитву III Шага. Я сказал Богу, что моя жизнь неуправляема, попросил, чтоб отныне Он руководил и управлял ею по Своему усмотрению, чтоб взял мою жизнь в Свои Руки, чтоб принял Своего блудного сына. Легко и радостно стало на душе. Теперь я знаю, что есть решение моей проблемы. Есть книга «Анонимные Алкоголики», есть 12 Шагов, 12 Традиций. Там решение, как жить без алкоголя счастливым. Радостным и свободным. Есть группа АА. Там мне помогут решить все мои неопределённости и трудности. Любящий Отец спасёт от любой хандры. Он любит меня.

 Три года я трезвый. В моей жизни случаются и радости, и огорчения. Я не тянусь за рюмкой, я молюсь Богу и звоню своему наставнику. Поговорив с ним, сразу становится легче, потому что он делится со мной своим опытом. Я уверен, что всё будет хорошо.

 В прошлом году я ездил на Родину, на могилку к маме. Появилось ощущение пустоты на душе. Вроде, родное и чужое всё одновременно. Как будто то не мамина могила, а моя. Будто и не было ничего в моей жизни. Сев на электричку в Москву, я позвонил наставнику, рассказал ему, что я чувствовал. Выслушав меня, он говорит: «Всё, Игорёк! Нет той чёрной жизни у тебя. Умер ты прежний. Теперь у тебя другая жизнь. Ты заново родился. Давай, ехай домой, обратно в Кострому. Мы с радостью все тут тебя ждём!» Так радостно стало на душе! Я поехал, поменял билет и уже вечером ехал в Кострому – домой и был счастлив. Вот оно – единство Высшей Силы и Анонимных Алкоголиков! Ни минуты своей новой жизни, даже когда пасмурно на душе, я не променяю на то хорошее, что было в прошлой жизни.

 Я благодарен Господу, благодарен Анонимным алкоголикам и очень благодарен своему наставнику за то, что я живу, люблю, радуюсь и огорчаюсь, стремлюсь к прекрасному и чистому, стремлюсь к духовности.

Игорь М. 52года.

Трезвый 3 года.

Я счастлив!